Слушать радио киев еврейский

Не просчитав последствия

Не просчитав последствия
Тимур Боярский

Позволю себе взять быка за рога не сразу, а после небольшой подготовки.
В своё время нас учили постепенно переходить от простого к сложному, от малого к большому. Правда понятия простое и сложное тоже неоднозначны. Для ядерного физика нет ничего более простого, чем конструкция атомного реактора, но при этом он может не уметь отличать сиамскую кошку от сибирской, и сингапурскую кошку от петербургского сфинкса. А для Юрия Куклачёва всё обстоит наоборот. Будем считать, что простое – это то, с чем мы хорошо знакомы. Я всю жизнь работал в гражданской авиации, поэтому хочу использовать её примеры, чтобы обосновать свои соображения, связанные с Беловежскими соглашениями.
Организационную структуру Гражданской авиации СССР создал начальник её планово-экономического управления Генрих Аванесович Парсегов, который в своё время был научным руководителем моего студенческого дипломного проекта. Это была замечательная трёхзвенная структура, простая красивая и сбалансированная, как 3-й закон Ньютона.
Структура без каких-либо существенных изменений просуществовала более 40 лет и жила бы до сих пор, если бы не перестройка, которая наряду с политическими структурами, которые действительно были нежизнеспособными, разрушила и экономические, вполне целесообразные.
Основным элементом этой структуры был объединённый авиаотряд.
Объединённым он назывался потому, что объединял под одной крышей авиакомпанию и аэропорт, чего в гражданской авиации западных стран нет и никогда не было. Таких отрядов в Украине было 25, а в Советском Союзе более 100. В структуру объединённого авиаотряда входили и мелкие аэропорты, находящиеся поблизости. Например, в структуру Симферопольского авиаотряда входил аэропорт Керчь. Перестройка разбудила дремавшие центробежные силы. Я имею в виду не только стремление Прибалтики отделиться от московского правительства.
На низовом уровне цехи и подразделения крупных предприятий стали стремиться сами стать юридическими лицами и превратиться в предприятия. Авиакомпания, отделилась от аэропорта. То же самое сделали служба управления воздушным движением, и служба горюче-смазочных материалов, то же самое сделал аэропорт Керчь. И так везде.
Какое последствие оказалось универсальным и определяющим? Рост расходов. Каждое новорождённое предприятие обзавелось бухгалтерией, экономическим отделом, отделом маркетинга и численность административно-управленческого персонала немедленно возросла в несколько раз. Но даже не это главное. Раньше финансовые взаимоотношения между подразделениями внутри предприятия осуществлялись в рамках внутреннего хозрасчёта. После реорганизации, каждое новое предприятие обзавелось банковским счётом, и взаиморасчёты за услуги стали производиться через банк. А это означает, что он стали облагаться налогами, включая главный налог – налог на добавленную стоимость, величина которого далеко зашкаливала за 20 % от этой самой добавленной стоимости. Себестоимость авиаперевозок и остальных авиационных работ резко возросла. Авиатариф на линии Симферополь Москва в своё время был 28 рублей. То есть 6 долларов. Сегодня это – 2640 рублей, то есть 60 долларов. Конечно, цена за 1 тонну авиакеросина в этом тарифе тоже играет не последнюю роль, но она тоже является одним из последствий того же самого явления, из-за которого так изменилась структура гражданской авиации. А аэропорт Керчь, как и множество других, скончался, потому что не смог пережить этого ценового безобразия. Другими словами, реорганизация гражданской авиации происходила без расчётов возможных экономических последствий.
Теперь я чувствую, что вправе сказать примерно то же самое о реорганизации Советского Союза. Как известно, она началась с соглашений, подписанных лидерами России, Белоруссии и Украины в Беловежской Пуще 8 декабря 1991 года. Прогнозировал ли кто-нибудь экономические последствия? Такой задачи никто перед собой не поставил. Вместе с президентом России Борисом Николаевичем Ельциным в Беловежскую Пущу прибыло 90 российских чиновников, но право голоса имели всего трое: Сергей Шахрай, Геннадий Бурбулис и Егор Гайдар.
Сергей Шахрай не экономист, он юрист. В то время он был кандидатом юридических наук. Тема его кандидатской диссертации «Влияние федеративной природы ЧССР на организацию и деятельность федерального собрания». Требовать с него экономических прогнозов было бы нечестно.
Геннадий Бурбулис 10 лет, которые предшествовали Беловежской Пуще, преподавал диалектический материализм в Уральском политехническом институте. К экономике это не имеет ни малейшего отношения.
Остаётся Егор Гайдар, который был учёным экономистом. В 1990 году он стал доктором экономических наук. Тема его докторской диссертации –
«Экономические реформы и иерархические структуры». То есть, по своему образованию и профилю научной деятельности именно он должен был произвести хотя бы приблизительные экономические расчёты для того проекта, который так поспешно осуществили в Беловежской Пуще. Но он тоже этого не сделал. Егор Тимурович недавно скончался. Я не буду высказывать о нём своего личного мнения, потому что о покойных либо хорошо, либо ничего. Экс-мэр Москвы Гавриил Попов и мэр Юрий Лужков высказались о покойном плохо под тем предлогом, что о покойных нельзя врать. Логика в таком подходе есть. У каждого их них есть свои причины не любить Егора Тимуровича. Поэтому я их цитировать не буду. Я процитирую двоих очень уважаемых людей, у которых не было личных причин плохо относиться к Егору Гайдару.
Академик Российской Академии наук Никита Моисеев:
«Эра Гайдара – так бы я назвал тот ужас безвременья, невероятного пренебрежения к человеку, особенно к русской интеллигенции, которое началось после его прихода на пост 1-го министра. Только потомственные большевики могли действовать подобно, не понимая сути происходящего в стране, не просчитав последствий, поставить страну на грань выживания.
Е.Т. Гайдар стал стремительно продвигать «шоковую терапию». При этом, он говорил о том, что цены возрастут в несколько раз. Но академик А.А. Петров (тогда член-корреспондент), владевший развитой системой математических моделей российской экономики, предсказывал повышение цен в 4-5 тысяч раз. А поскольку расчёты Петрова были строго обоснованы, то я стал подозревать, что Е.Т. Гайдар ничего не считал. Как я теперь понимаю, он и не мог считать, ибо этого делать он не умел. Гайдарообразные экономисты, коррумпированное чиновничество, криминалитет разного рода и клептоманы разных сортов стремились сделать всё, как можно быстрее. Наворовать, обогатиться и разрушать, разрушать».
Владимир Буковский – бывший диссидент, пытавшийся одновременно с Д. Медведевым стать президентом России:
«Каким образом, например, Егор Гайдар, всю жизнь просидевший то в журнале «Коммунист», то в экономическом отделе газеты «Правда»,
Оказался, вдруг, экономистом-рыночником и демократом? Охотно верю, что он читал какие-то книжки про рынок (тайком от своего партийного начальства), но он никогда не жил в стране с рыночной экономикой и понятия не имел, как это всё работает. Отсюда его безобразные рыночные реформы, его ваучерная приватизация, выродившаяся в простое жульничество. В результате за каких-нибудь два года такие «демократы»
ухитрились дискредитировать то, за что мы боролись 30 лет».
Может быть, если бы в состав российской делегации включили вместо Егора Тимуровича будущего академика А. Петрова, события развивались бы иначе. Но включили Гайдара.
Страна была распилена на 15 частей. Раз до распила никто ничего считать не хотел, давайте хоть что-нибудь сосчитаем после распила.
Начнём с министерства иностранных дел. В Москве был МИД СССР.
Ещё было два министерства иностранных дел в Киеве и Минске, которые назывались так же, как и в Москве, но представляли собой карликовые структуры, которыми в наших рассуждениях можно пренебречь. После государственного развода, кроме московского министерства, которое не сократилось, а увеличилось, потому что потребовалось открыть посольства и консульства в странах СНГ, пришлось создать ещё 14 полноценных министерств иностранных дел. Министерство это очень дорогостоящее. В центральном аппарате российского МИД работает3278 человек, не считая охраны и служб по содержанию зданий. Их квартальный фонд зарплаты 182 млн. рублей. То есть, в год на зарплату только центрального аппарата тратится 73 млн. долларов. В регионах России учреждено 38 представительств. В каждом из которых работает 300-380 человек. Складывайте и умножайте сами, а то я не решаюсь. Но это не основные расходы министерства. Основные – это содержание зарубежных представительств и загранкомандировки. В ООН входит 192 страны. Я не утверждаю, что в каждой из них есть российское посольство. Есть случаи, когда открыто одно посольство на две расположенных по соседству страны. Я не утверждаю, что все зарубежные представительства равны между собой по численности персонала. В США, например, кроме посольства есть 4 консульства. А в Бурунди, только консульский отдел в составе посольства.
Поэтому, если в США персонал МИДа несколько сот человек, то в Бурунди несколько десятков. Если вы согласны предположить, что среднемесячная зарплата среднего работника среднего посольства 2000 долларов США,
то давайте добавим к этой величине среднюю стоимость аренды квартиры и начнем перемножать. Не знаю, сколько вы насчитаете, а я насчитал 540 млн. долларов в год. Это, не считая аренды служебных помещений, транспорта, командировочных расходов и многого другого. С определённой погрешностью можно считать, что таковыми были расходы Советского Союза для своего МИДа. Прежде, чем умножать эту цифру на 15, скорректируем её на то, что молодые страны на постсоветском пространстве не могут себе позволить открыть за рубежом столько же представительств, сколько содержит Россия. Например, в Республике Беларусь 40 зарубежных представительств. У некоторых больше, у некоторых меньше. Давайте не забудем прибавить к ним комедийные министерства иностранных дел в Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии (я никого не забыл?) и только потом начнём перемножать. Потом точно так же поступим органами внешней торговли, с представительствами министерств финансов, Внутренних дел, Государственных банков, Гражданской авиации. Давайте не забудем разведку. У Молдавской советской социалистической республики была внешняя разведка? Думаю, что нет. Теперь есть. Не спрашивайте меня, сколько денег тратится в год на внешнюю разведку, я этого не знаю.
Аркадий Исаакович Райкин сказал бы: сумасшедшие деньги.
Повернёмся в сторону вооружённых сил. В Эстонии раньше были вооруженные силы? Не было. Теперь есть. С российскими они конечно несопоставимы, но, тем не менее, её сухопутные войска включают в себя одну пехотную бригаду и 8 батальонов. А Украину можно сопоставлять и с Россией. Так что перемножайте. Дай Б-г, чтобы вам хватило цифр на калькуляторе. Результат получится такой, что по сравнению с ним расходы на строительство квартир для ветеранов войны покажется мелкими карманными расходами.
В заключение следует сказать, что в мире есть и противоположные тенденции. Например, недавно, в Европейском Союзе создали внешнеполитическое ведомство. Надо полагать, что национальные внешне-политические ведомства европейских государств начнут сокращать свои функции, передавая их общеевропейскому. Может быть, рано или поздно они совсем исчезнут, потому что в Европе всё любят просчитывать заранее.
Мы стоим на пороге создания Палестинского государства. Палестинская автономия и сейчас имеет министерство иностранных дел и представительства в ряде стран.
А после провозглашения своей независимости сколько новых представительств этого государства предстоит открыть? 20, 50 или 100?
Впрочем, я не исключаю возможности, что все их по старой привычке будет содержать Израиль.

Тимур Боярский

Каталог товаров реабилитационной техники.
dobrota.ru
иридина купить
rosfarm.satom.ru