Слушать радио киев еврейский

Израильские поселенцы глазами «Киева еврейского»

Май 30th, 2011 | by admin |

900
фото Александра Токаря

Под влиянием СМИ у среднего русскоязычного туриста сложился одиозный образ поселенца, такого религиозного фанатика, непонятно зачем живущего на этих страшных территориях, где убивают.

Мириам Гурова предложила нам стать первыми украинскими журналистами, которые побывают в поселении Нокдим, в котором, кстати говоря, живет министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман. Мы привыкли всё видеть своими глазами и составлять об увиденном собственное мнение. Поэтому, не смотря на очень плотный график нашей рабочей поездки, сразу согласились. У нас в запасе было одно свободное утро, и на него мы запланировали поездку в поселение.

В 9 утра на машине Мириам мы уже напралялись в Нокдим. Мириам представила нам Ицхака, гида по святым местам. По дороге он рассказывал о мелькавших за окном достопримечательностях и отвечал на многочисленные вопросы.Недалеко от поселения находится Дворец царя Ирода (I век н.э.) – Национальный археологический заповедник, который становится все более популяреным местом паломничества из-за рубежа. Особенно после открытия Гробницы самого Ирода – открытия, пострясшего историко-археологический мир. Израильских туристов туда возят уже давно. А вот группы из Украины туда обычно не попадают. Ицхак провел нас по территории этого сильно разрушеного, но от этого не потерявшего свою монументальность, сооружения. Помимо осмотра надземной части мы спускались в подземелья, в винные погреба, колодцы для воды и бродили по многочисленным лабиринтам. Через полтора часа за нами снова приехала Мириам, мы сели в машину и уже через несколько минут были у блокпоста при въезде в поселение Нокдим.

Изначально поселение состояло из одинаковых типовых домов, а каждая семья поселенцев потом уже достраивала и видоизменяла его на свой вкус. Как рассказала по дороге Мириам, перед тем, как стать поселенцем, все желающие за свои деньги проходят многочасовой психотест, выявляющий, подходит ли семьям-кандидатам жизнь в поселении, а также возможные скрытые проблемы в данной семье. Только после такого теста поселенцы получают разрешение обосноваться здесь. В поселении ведется открытая жизнь, праздники становятся общими, можно рассчитывать на взаимоподдержку. В чем-то, поселение – это такая очень большая семья.

Выходя из машины, Мириам обвела рукой прекрасный вид, открывающийся на широкие просторы, и рассказала перефразированное детское стихотворение, которое очень любят здешние поселенцы:
«А из нашего окна Иордания видна.
А из нашего окошка – только Сирия немножко».

Машину в поселении можно не закрывать, здесь все свои, никакого воровства быть не может. Мы направились в дом подруги Мириам Ани, где нас ждала приветливая хозяйка и сервированый стол. За чаем с домашним тортом потекла откровенная беседа, казалось, что мы знаем друг друга уже давным-давно. Аня, мать пятерых детей, рассказала нам о своей алие из Москвы, о том как оказалась в Нокдиме и о том, что стало теперь смыслом ее жизни.

— Я родилась в Москве в 1967 году, училась там на факультете иудаики Историко-архивного института, – рассказывает Аня. В 1998 году наша семья (мы с мужем и тогда еще двумя детьми) совершили алию в Израиль. Первый год мы провели в Реховоте, а потом начали искать «своё» поселение. Хотели, чтобы рядом с Иерусалимом, где работает муж, и чтобы на природе. Вскоре нас пригласили друзья: «Приезжайте к нам, в поселение Нокдим, осмотритесь. У нас как раз продаются новые дома». И нас сразу поразил этот фантастический пейзаж – из любой точки поселения вид на Иудейскую пустыню. Мы никогда в жизни такого не видели. И до сих пор я не могу к нему привыкнуть – каждый день любуюсь, какой у нас вид из окна! Так вот, мы сразу захотели построить тут новый дом. А потом уже узнали, что здесь живет множество репатриантов из бывшего Советского Союза, причем и старожилов – из алии 70-80-х годов. И нам было очень важно, что ишув – светско-религиозный и наши соседи – выходцы из разных стран. Мы не хотели закрываться в однородной общине.

Мои родители – светские люди, не соблюдающие субботу, и мы понимали, что в чисто религиозном ишуве им будет сложно. Я надеялась, что родители все-таки к нам переедут – и они приехали! Большинство наших друзей – нерелигиозные, и они хотят свободно ездить к нам в гости и в субботу тоже.

Наши друзья свободно приезжают по праздникам и по шабатам. И это просто удобно. И детям полезно расти в такой среде, где дружно живут самые разные люди. Мне очень нравится наше поселение, где светские уважают религиозных – и наоборот.

В Нокдиме у нас родилось трое младших деток. Муж работал врачом, я сидела дома.

А в 2005 году произошло событие, перевернувшее нашу жизнь. Шесть лет назад в Израиле была произведена эвакуации, а по сути – изгнания евреев из Гуш-Катифа и некоторых поселений Шомрона. Мы с мужем решили поддержать поселение Са-Нур в Шомроне, которое тоже подлежало эвакуации. Многие в то лето выражали протест таким образом: приезжали в Гуш-Катиф и там жили, чтобы поддержать поселенцев. Наша семья отправилась в поселение Са-Нур. Домов на всех не хватило. Жили в палатках. В те дни я вела дневник, который выложен на нашем сайте. Там описываются шаг за шагом события того лета. И тогда я впервые задумалась: «А где же наши, «русские»? Где их голос? Как они относятся ко всему этому?»

После того, как Гуш-Катиф был выселен, многие впали в уныние. У меня и моей подруги Маши Писецкой зародилась идея: постараться не допустить следующего изгнания евреев из поселений Иудеи и Самарии. А как убедить людей? И мы решили привозить в Иудею и Самарию побольше народу и показывать, что же собственно такое – эти самые поселения.

Уже тысячи русскоязычных репатриантов и туристов смогли «в реале» ознакомиться с жизнью поселений за так называемой «зеленой чертой». Мы побывали в древнем Хевроне, на иерусалимских раскопках в Городе Давида, в Суссии, на Иродионе, и много где еще, куда стандартные туристические группы попросту не возят.

Под влиянием СМИ у среднего русскоязычного туриста сложился одиозный образ поселенца, такого религиозного фанатика, непонятно зачем живущего на этих страшных территориях, где убивают. Мне было важно показать нашу жизнь здесь. Для многих людей стало откровением, что в поселениях живут, собственно, такие же люди, как они сами. Приехавшие из тех же городов постсоветского пространства. Мы привозили всех желающих в еврейские кварталы Хеврона– и там они тоже видели своих собратьев по духу. И многие нам говорили, что просто не знали, что сюда можно просто сесть на автобус и приехать.

И, конечно, самое главное для меня то, что я показываю людям места, неразрывно связанные с еврейской историей и культурой. Иерусалим, город Давида, Хеврон, Иудея, Самария – именно здесь происходили события, описные в Торе. Здесь – сердце нашего народа.

Мы рады, что экскурсии посещает все большее количество людей. У меня есть сайт mesto.org.il/, большая рассылка, из которой люди узнают о новых и новых маршрутах, о неожиданно интересных местах, куда они без нас не добрались бы. И гиды у нас уникальные. Ицхак Фишелевич – историк, знаток ТАНАХа. Шломо Коль-Яков – знаток чуть ли не всех археологических тайн Древнего Иерусалима. С нами сотрудничает и Арье Парнис, и другие замечательные люди, – с гордостью говорит Аня Антопольская.

Время пролетает незаметно. И мы покидаем гостеприимный дом Ани и вместе с ним поселение Нокдим. Израиль многогранен. И в этой поездке мы приоткрыли для себя еще одну грань этой противоречивой страны.

Главный редактор газеты «Киев еврейский» Элеонора Гройсман

Метки:
Аренда автомобилей
kvadrotrip.ru

Sorry, comments for this entry are closed at this time.